Порно Слон
15 Декабря 2018, 17:36:39 *
   Начало   Помощь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
 
Автор Тема: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking  (Прочитано 100 раз)
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« : 07 Октября 2018, 12:12:13 »



Аноним
Мы с Френком
Аноним
Мы с "Фрэнком": Роман

Рубрика: Зарубежная проза
Целевое назначение: Художественная литература (издания для взрослых)
ISBN: 978-5-86218-191-3
Серия: Улица красных фонарей
Издательство: Ладомир
Год издания: 2000
Количество страниц: 205
Тираж: 5000
Формат: 84х108/32
Штрихкод: 9795862181912

...
— О Чарли! Я так несчастна. Я так больше не могу. Почему ты не простишь меня? Накажи меня любым способом. Отшлепай меня. Высеки меня. Я покорюсь всему, лишь бы ты только простил меня.
Мне было отрадно слышать такое. Ее сознательное решение понести наказание показывало, что она по-прежнему искренне любит меня. Тем не менее я не сказал ей, что и сам собирался выпороть ее, даже если бы она не предлагала наказать себя. Я просто сказал:
— Ты действительно заслуживаешь побоев. Я выпорю тебя, и когда наказание свершится, то поцелуемся, и я больше ни слова не скажу о происшествии.
Она посмотрела на меня не без облегчения; затем робко произнесла:
— О, мне бы так хотелось быть нашлепанной, а не выпоротой! Я так боюсь розги!
— Я решил выдрать тебя, — был резкий ответ. Она чуть вздрогнула, но ничего более не сказала. Затем я продолжил:
— Иди наверх и подготовься к наказанию. Оставь все белье, но сними платье и корсет и ослабь все завязки. Будь в комнате, пока я тебя не позову. Когда пойдешь сюда, захвати розгу с собой. Она в выдвижном ящике.
Она удалилась, и я начал свою часть приготовлений. Вытащил кушетку на середину комнаты и достал четыре ремня, с помощью которых собирался привязать лодыжки и запястья, поскольку решил наказать ее строго. Затем меня осенило, что она будет вопить так, что услышит прислуга. Я вызвал женщин к себе и велел тут же приготовиться к выходу из дома. Они выглядели удивленными, но я велел купить для меня некоторые пустяки в магазинах, находящихся в разных концах города. У них должно было уйти более часа на выполнение поручений, так что ко времени их возвращения все уже будет сделано.
Все было готово, и я присел на стул обождать минуту-другую перед выполнением работы, которая, я знал, доставит мне величайшее удовольствие. Я смаковал в воображении саму эту мысль! Розга не касалась попы Фрэнсис с того давнего дня, когда ее выдрали за порку малыша Тома.
Для некоторых читателей этой истории может показаться странным и неестественным, что я предвкушал с большим наслаждением порку, позорную и болезненную для любимой мною и любящей меня девушки. Но каждый, кто хоть немного поймет поклонника розги, проникнется и чувствами, охватившими меня в этот момент. В каждом — будь то мужчина или женщина — более или менее присутствует «сладострастие жестокости», которое проявляется у разных людей по-разному. Поклонникам розги нравится причинять боль жертвам при телесных наказаниях разнообразными способами. Но многие из мужчин, которые находят удовольствие в зрелище корчей и воплей женщины от боли, причиняемой телесными наказаниями (которые сами они же и осуществляют), могут быть во всех иных отношениях нежными и добросердечными. Странно, но это действительно так — когда мужчина, мечтающий об использовании розги, обнаруживает себя секущим голую попу партнерши, то он при этом ощущает лишь одно всеподавляющее сексуальное желание.
Но к делу. Я позвал Фрэнсис вниз, и через несколько минут она уже сошла, неся в руке розгу, которую мне и вручила; сама же кротко застыла в ожидании дальнейшего. Она выглядела очаровательно, но щеки были бледны, а в голубых глазах — испуганное выражение. Ее длинные золотистые волосы были уложены спиральными локонами на затылке, и на белый лоб спускалась мягкая челка кудрявых волос. Она надела просторный розовый шелковый халат, который скрывал ее гибкую фигуру прямыми складками, ниспадавшими от плеч до маленьких ступней, которые были тщательно обуты в туфельки на французских каблучках.
Взяв ремни в руки, я велел ей принять известную позу. Слезы хлынули из глаз, когда она увидела ремни. Она поняла, что хоть я и не собираюсь их использовать по назначению, тем не менее это значит, что я приведу ее в христианский вид. Но безо всяких протестующих слов и телодвижений она улеглась на диван лицом вниз, с вытянутыми руками. Я быстро привязал руки и лодыжки к ножкам дивана, но тело не было связано никоим образом; так, что было довольно простора для вихляний задницы под осиными укусами лозы. Французы называют это движение la dance de la croupe (танец задницы ). Затем я откинул подол халата ей на плечи, завернул полупрозрачные кружевные белые юбочки и бледно-голубую сорочку. Эти ее панталоны, тоже бледно-голубые, не имели обычного выреза, а были застегнуты по бокам. Прелестные ножки были затянуты в темно-синие чулки, перехваченные посредине бедер розовыми атласными подвязками. Я расстегнул пуговицы панталон и стянул их книзу, обнажив ее сияющую белизной задницу. В этот момент она была как никогда желанной, лежа распластанной и обрамленной ворохом белоснежных юбок и бледно-голубых шелковых, отороченных кружевом панталон. Я восхищенно задержал взгляд на этом зрелище (член был просто как кочерга) — и думал о том, что такие милые ягодички более предназначены для нежных поцелуев возлюбленного, чем для кромсающих плоть нападок розги. Засим несколько раз моя ладонь прошлась по алебастрово-белой, нежной и прохладной коже, которую мои удары вскоре сделают ярко-красной, ноющей от боли и загрубелой на ощупь. Но угрызения совести меня не мучили; итак, взяв розгу, я со свистом взмахнул ею в воздухе и произнес:

— Что же, Фрэнсис, сейчас я задам тебе перцу.
Она дрогнула и напрягла мышцы ягодиц до самого основания, так что они приняли форму полумесяца с четко обозначившейся границей между ними.
— О Чарли! — вскричала она испуганно. — Пожалуйста, не будь слишком суров ко мне!
Я пробным ударом опустил розгу на ее широкую задницу, тут же пометив белую кожу алыми полосками; она конвульсивно вздрагивала, плоть ее сотрясалась, она издавала тихие придушенные крики, зарываясь лицом в подушки дивана.
Вновь и вновь я клал крепкие удары на сжавшееся тело, которое краснело с каждым ударом все сильнее и вскоре украсилось темно-красными перчинками — точками в местах касания почек на концах розги; она, дергаясь, запрокидывала голову, мотая длинными волосами из стороны в сторону, и жалобно стонала. Я продолжал медленно настегивать ее и класть удары на разные места попы; длинные бордовые полосы исчертили всю поверхность ее дрожащей плоти, и она начала вскрикивать от боли. «Сладострастие жестокости» полностью завладело мною, и, не обращая внимания на вопли, я продолжал ее стегать. Она металась из стороны в сторону, насколько ей позволяли путы, то напрягая поясницу, то расстилаясь всем телом на ложе, в тщетных попытках избежать пронзительных укусов розги.
Она взглянула на меня из-за плеча с мольбой в глазах, полных слез, растрепавшиеся завитки волос наполовину скрывали ее лицо, изуродованное болью, слезы ручьями сбегали по морковно-алым щекам, распухшие губы искривило страдание.
— О-о, довольно! Довольно! — выдыхала она в промежутках между криками. — Я не мо-огу это-о снести! О-ой! Я не-е могу э-это вы-нес-ти! Ой! Ой! Пощади-и! Ты-и меня-а-а разорве-е-еш-ш-шь в клочья! О-о! А-а! О-о-о!
Я прервался ненадолго. До того я сек ее слева направо, и я теперь решил обойти диван, дабы отстегать ее справа налево; обе ягодицы должны получить равное воздаяние. Она-то думала, что наказание закончено, но заблуждалась. Когда Фрэнсис узрела меня вновь воздевающим лозу, она протяжно завыла от ужаса, униженно моля не полосовать ее более.
Я вновь клал лозу на исчерканную, воспаленную и болезненную задницу, крики становились все громче и громче — слава Богу, что я догадался услать прислугу, —- ее метания и судороги становились все неистовей. Фрэнсис ерзала, корчилась, вопила, орала, молила и взывала к милосердию.
Я остановился и изучил задницу женщины. Вся поверхность от начала бедер до поясницы покрылась мозаикой из шрамов и синяков и была усеяна розовеющими точечками. Выступили даже и капельки крови там, где была повреждена кожа. Я порол без особой строгости, но кожа ее была исключительно нежной, а потому легко повреждалась розгой. Она сильно страдала. Действительно, девушка была почти в обмороке — на лбу выступил холодный пот, лицо побледнело, и глаза закрылись. Я натянул на нее одежды и побыстрее освободил руки и ноги. Затем водою из стакана увлажнил ее губы.
У меня стоял, и очень хотелось бы трахнуть ее; но делать это в такую минуту было бы сугубой жесткостью. Я жесток только во время наказания. Мои чувства к ней переменились — я более не сердился на мою возлюбленную, но был исполнен одной лишь жалости. Дорого же она заплатила за свое легкомыслие! Я обнял ее, поцеловал и баюкал до тех пор, пока слабость не прошла. А после принесенного мною бокала вина живые краски начали возвращаться на ее лицо. Укоряюще глядя на меня, она спросила еще слабым голосом:
— О, что же ты так отхлестал меня? Я и представить не могла, что ты можешь быть так жесток.

Затем, чуть прихныкивая:
— Ох, как попка болит. Так и дергает от боли.
— Я тебя помою, и боль утихнет, — промолвил я.
Я снес ее в спальню на руках, положив вниз лицом на постель, затем, вновь задрав юбки, обмывал губкой, смоченной в холодной воде, распухшую от боли, полыхающую плоть до тех пор, пока она не остыла. Затем в ход пошел вазелин.
Она выглядела изможденной. Я укутал ее, опустил шторы и тихо покинул комнату.
Я вернулся в гостиную, спрятал ремни и розгу в шкафчик и навел порядок, и, как раз когда я закончил, явились слуги. В пять часов горничная, как обычно, подала мне чаю, и, подкрепившись чашкой напитка, я отнес другую Фрэнсис, которую нашел спящей. Я постоял и посмотрел на нее с минуту, но она не просыпалась. Я оставил чай на прикроватном столике.

Наш обед бывал в половине восьмого — у меня оставалось еще два часа, и поскольку я решил никуда не выходить сегодня, то устроился в уютном кресле с книгой и отлично провел время, пока прислуга не пришла доложить об обеде. Я не ожидал увидеть Фрэнсис и как раз собирался распорядиться о супе и вине для нее, когда она сошла в комнату. Она была одета в прехорошенькое дневное платье, и волосы ее были тщательно прибраны, но щеки были еще бледны и глаза с красными веками — мутноваты; садилась она с большой осторожностью, слегка изменившись в лице, когда задница коснулась сиденья.
— О дорогой! — печально пробормотала она. — Чертовски больно, и пришлось переменить сорочку — та вся в крови.
Я налил ей шампанского и стал весело болтать с нею, повторяя, что она вновь моя возлюбленная. Казалось, это немного подняло ее настроение, она поела и ко времени десерта разговорилась и слегка улыбалась, не обнаруживая никаких признаков угрюмости или гнева по отношению ко мне, задавшему ей столь чувствительную порку. Но я наверняка знал и мог довольно точно представить ход ее мыслей. Она сказала себе, что совершила проступок, заслуживающий наказания; наказание не замедлило себя ждать, я же простил ее прегрешение, и теперь все очень хорошо. После обеда мы направились в гостиную выпить кофе. Пока она лежала на диване, я некоторое время читал ей. Затем мы немного поболтали и, когда в половине одиннадцатого поднялись в спальню, Фрэнсис ступала уже очень уверенно.
Когда мы улеглись в постель, она тесно забилась мне под бок, я целовал ее теплые, мягкие губы и играл ее восхитительными грудями. Затем, задрав подол ее ночной сорочки, бережно положил руку на ее попу, ощутив еще некоторую загрубелость от шрамов и такую чувствительность, что легкое прикосновение моих пальцев заставило Фрэнсис вскрикнуть от боли.
— Ой, не трогай же, — попросила она.
Я убрал руку, но потерся членом о живот девушки, спросив:
— Как ты думаешь, перенесешь ли ты, позволив мне совершить «это» с тобой?
— Боюсь, что нет, — отвечала Фрэнсис. — Моя попа еще слишком болит, чтобы вынести малейшее воздействие. И не думаю, что «это» возможно в позе «лицом к лицу».

...
На следующее утро, едва проснувшись, я заставил ее лечь ничком; закатал до плеч рубаху, чтобы можно было подробно осмотреть ее задницу. Она очень затекла и выглядела весьма болезненной, и, вне всякого сомнения, так оно и было. На поврежденных участках кожи уже образовались рубцы, а полосы были еще довольно заметны. Тем не менее сама плоть имела здоровый вид, и вскоре все пройдет, но минует некоторое время, прежде чем исчезнут все приметы происшествия и прелестная маленькая попка обретет свою лилейную белизну.
...

синтез речи Голос  Acapela Alyona 22k rus

Мы_с_Френком_01_20.rar
http://gigapeta.com/dl/8061548aa6499a
410.28 Mb

Мы_с_Френком_01_20.fb2
http://gigapeta.com/dl/8061540a4559c9
829.6 Kb   

для оценки качества голосого движка
30 Мы_с_Френком.mp3
http://gigapeta.com/dl/8061539a0a1d98
10.17 Mb   

Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #1 : 07 Октября 2018, 12:21:11 »

Автор Dun
Наглядный_урок
...
"Покорнейше прошу, Ваше высокопревосходительство, покорнейше прошу... Вот сюда-с извольте, по лесенке-с... Высоко-с, конечно... уж не прогневайтесь, Ваше высокопревосходительство... люди-то мы бедные-с, по средствам и квартируем..."
Рассыпаясь в извинениях такого рода, Парасин сопровождал от экипажа до своей убогой квартирки действительного тайного советника князя Платона Аполинариевича Толстощекина и его двенадцатилетнюю дочь Анну.
Прошед узким коридором второго этажа убогих меблирашек, все трое поднялись по скрипучей лестнице на третий, где отставной письмоводитель Парасин с дочерью и сыном занимал две жалкие, угнездившиеся под самою крышей комнатушки.
Отворив дверь, Парасин пропустил дородного господина и барышню в крохотную переднюю, а затем семенящими шажками забежал туда и сам, чтобы принять у Толстощекина трость, цилиндр и новомодный paletot, после чего услужливо помог снять салопчик и его юной спутнице.
Когда гости разделись, Парасин проводил их в комнату. "Покорнейше прошу вот на этот диванчик-с, отсюда смотреть будет удобно-с..."
Князь не без сомнения оглядел предмет мебели, лучшие времена которого прошли, по-видимому, еще при жизни предыдущего поколения домовладельцев. "Верно, клопов не счесть", брезгливо подумал он, но, однако ж, уселся и с некоторой опаской подвигался, устраиваясь поудобнее. Затем он коротко бросил дочери "Сядь!", и Аня робко уселась обок отца. Предупрежденная о том, какое зрелище ей предстоит увидеть, девочка чувствовала себя неловко, хотя в глубине души ощущала острый интерес. Если бы Платон Аполинариевич мог вообразить себе этот интерес, он, пожалуй, весьма усумнился бы в оправданности своих педагогических ожиданий от предстоящего...
...
- Ступайте, ступайте, - с усталым вздохом молвила Саша, которой пора было приниматься за приготовление обеда. Перенесенные страдания не могли ее избавить от необходимости исполнять обычную домашнюю работу.
Она сама придумала этот необычный способ зарабатывания денег, или, как говорят наши англоманы, этот бизнес. Придумала, когда обнаружилось, что нежно любимый ею брат Коля, годом старше ее, болен чахоткой и единственное спасение его – в перемене климата, на что надобна изрядная сумма денег.
Мысль ей подала бывшая соседка Настя, которая уж другой год работала в публичном доме мадам Сухотиной на том берегу Лиговского канала. Настя была старше Сашеньки, но в детстве они очень дружили, и теперь еще охотно общались в те редкие дни, когда Настя навещала стариков родителей, изумляя роскошью своих туалетов и бесшабашностью своих манер всё окрестное население.
Эта-то Настя и рассказала Сашеньке о странных господах, которые нанимают девушек не для обычных утех, а для того, чтобы посечь их розгой или же посмотреть, как их секут другие, и платят за это немалые деньги. Особенно вдохновило Сашеньку то, что, по словам Насти, эти господа непременно хотят, чтобы нанятые для сечения девушки были одеты в детские платьица и вели бы себя, как маленькие девочки. В голове ее сразу же зародился план, который она после детально обдумала и с усердием принялась воплощать.
Сашеньке шел уж пятнадцатый год, но некоторая, как выражаются эскулапы, инфантильность габитуса позволяла ей представляться девочкой лет двенадцати, что очень способствовало успеху задуманного предприятия. Этому успеху содействовали и недюжинные актерские способности Парасина, ранее приносившие ему одни неприятности. Между прочим, он и от службы в министерстве был отставлен не столько за пьянство (порок, на Руси обыкновенно легко прощаемый), сколько за возмутительное передразнивание сослуживцев и начальников, представавших в его изображении в самом комическом и непристойном виде.
Впрочем, Сашенькин план не требовал больших актерских талантов. Они с отцом всегда разыгрывали одни и те же роли: она – роль девочки, виноватой в дурном поведении и прилежании, он – роль сурового отца, воспитующего свое нерадивое чадо розгой. Роль такого папаши была Парасину отвратительна, ибо был он человеком добрейшим, и причинить ребенку страдания было для него делом немыслимым. Но он поддался на уговоры дочери, поскольку сам не умел заработать нужных денег. Саша же оказалась права: придуманный ею незамысловатый спектакль имел непреходящий успех у публики определенного сорта и приносил-таки желанный доход.

На самом деле Саша была образцовой ученицей в своей школе. В свое время г-жа Мильвицкая точно приняла ее из милости, уступив просьбам Сашиной матушки, которая до того много лет обстирывала всё семейство Мильвицких. Учредительнице и директриссе школы не пришлось раскаиваться в оказанном благодеянии: Саша Парасина не только служила примером для других учениц, в большинстве пустых, ленивых и распущенных, но еще и прекрасно справлялась с обязанностями репетитора, подтягивая младших девочек по разным учебным предметам.
Нечего и говорить, что никаких рапортичек для Сашиного отца г-жа Мильвицкая никогда не писала, тем более, что она вообще очень редко обращалась за содействием к родителям своих учениц, поскольку придерживалась того убеждения, что исправление прегрешений паствы – прямая обязанность пастыря. Но упоминание рапортички очень содействовало убедительности всей сцены, которую разыгрывали Саша и ее отец. Иногда Парасин даже показывал зрителям листок бумаги, на котором сам написал своим каллиграфическим почерком дурной отзыв о дочери, сделанный якобы г-жой Мильвицкой.
Стоило Саше распустить по округе слух о том, что по субботам отец то и дело сечет ее розгой, и притом за известную мзду позволяет желающим наблюдать это воспитательное действо, как желающих нашлось предостаточно, так что всего за полгода нужная для отправки Коли сумма была почти что собрана.
...

Автор dun_наглядный_урок.rar
Размер   33.26 Mb

содержимое архива
9 388 745 1 Автор Dun_наглядный_урок.mp3
9 550 495 2 Автор Dun_наглядный_урок.mp3
9 777 865 3 Автор Dun_наглядный_урок.mp3
9 466 485 4 Автор Dun_наглядный_урок.mp3

9 262 1 Автор Dun_наглядный_урок.txt
9 137 2 Автор Dun_наглядный_урок.txt
9 135 3 Автор Dun_наглядный_урок.txt
9 163 4 Автор Dun_наглядный_урок.txt

http://gigapeta.com/dl/8078528a958dcb


« Последнее редактирование: 07 Октября 2018, 15:30:02 от Willy37 » Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #2 : 07 Октября 2018, 12:52:09 »


Невеселая карусель
Mrs Anne

...
Если бы в детстве мне сказали, что катание на карусели будет вызывать у меня не восторг, а ужас, я бы не поверила...
Сегодня супруг сообщил мне, что мы посетим аттракцион, и прекрасный воскресный день превратился для меня в сущий кошмар. Напряженное ожидание скрутилось внутри пружиной, а время начало обратный отсчет. За те пару лет, которые мы живем в этом городке, я могла бы привыкнуть, но страх, прочно вошедший в мою жизнь, привычным так и не стал. Мы не посещали аттракцион уже относительно долго и я должна была предвидеть, что если не в этот, то в следующий воскресный день мы пойдем туда обязательно.
Мне стоило немалых усилий не разрыдаться сразу после этой новости. Несмотря на волнение, одеваюсь я очень тщательно. В воскресенье можно встретить большую половину хороших знакомых, и я хочу выглядеть достойно.
С супругом под руку не спеша идем в городской парк. Не меньше получаса в собственной комнате перед зеркалом я репетировала невозмутимое лицо и легкую полуулыбку, и сейчас из всех сил стараюсь её сохранить. Первый же встреченный нами знакомый, наш сосед мистер Сандерс. Этот господин живет в доме напротив и состоит в том же Клубе что и мой супруг. Он прекрасно осведомлен о том, куда мы сегодня направляемся. И это именно он предложил моему мужу вступить в Клуб через несколько месяцев после нашего переезда в этот городок из другого штата. Супруг несколько минут обсуждает с ним что-то нейтральное, я же мечтаю как можно скорее отделаться от его общества. Наконец мистер Сандер, взглянув на часы, торопиться проститься и я могу улыбнуться облегченно и искренне. Но тут он подмигивает моему мужу, и обернувшись ко мне говорит:
- Миссис Энн, я желаю Вам хорошо, с ветерком прокатится. Надеюсь что сегодня от верховой езды вы оба получите огромное удовольствие!
Глазки этого господина сально блестят, а улыбается он так широко и радостно, как будто только что получил известие об огромном наследстве. Мои уши начинают предательски пылать как у нашкодившей девчонки. Хорошо что шляпка и прическа удачно это скрывают. Зато репетиция прошла не зря, я смею надеяться, что в лице я не изменилась. Со всей любезностью на какую сейчас способна отвечаю:
- Благодарю мистер Сандерс, уверенна что именно так и будет.
...
Настроение в этих двух группах совершенно разное. Мужчины с увлечением обсуждают правительство, новости мировой политики и другие, кажущиеся на их взгляд важными, вещи. В нашей же группе царит печаль и уныние. Большинство этих леди, как и я, очень стараются держать лицо. Особняком стоит одна из самых красивых и богатых дам, жена банкира. Эта напыщенная особа ставит себя выше других благодаря деньгам и влиянию её мужа. С её гордыней ей, наверное, приходится тяжелее всего. Даже сейчас она поглядывает на нас свысока с таким видом, будто оказалась здесь случайно и ей ничего не грозит. Но все мы знаем, что сюда проходят только по билетам, а значит все леди будут участвовать в аттракционе.
Элизабет Коллинз, та самая, которую мы встретили по дороге сюда, тихонечко плачет, забившись в укромный уголок на одной из скамеек. Больше всего шумит и вздыхает миссис Кларк. Эта тучная особа клянет почем зря своего супруга, маленького лысоватого господина, владельца строительной конторы. Это её, почтеннейшую мать семейства, подвергать такому позору! Стенания, что её бедное сердце не выдержит, повторяются по десятому кругу, а ругательства становятся все громче, хотя и без того верхняя площадка прекрасно слышит, что делается внизу. Мистер Кларк только довольно посмеивается, слушая её возгласы и не выдержав, наконец сообщает, так чтобы слышали все:
- Миссис Кларк, сегодня вашему сердцу ничего ровным счетом не угрожает, в отличие от другой части тела, куда более обширной!
Эта реплика вызывает взрыв хохота на мужской трибуне и поток проклятий на его голову от миссис Кларк.
Еще несколько пар входят в помещение. Двери со скрипом закрываются на засов.
Парнишка билетер выходит в центр сцены и зачитывает именные билеты.
- Эти уважаемые дамы сегодня оседлают:
Миссис Бейкер - белую лошадь.
Миссис Моррис ? рыжую лошадь.
Миссис Райт ? гнедую лошадь.
Миссис Кларк ? вороную лошадь.
Миссис Кларк от новости падает в обморок. Её окружают дамы и пытаются привести в чувства нюхательной солью. Видимо хорошо зная характер супруги, и ожидая чего-то подобного, мистер Кларк говорит:
- Уважаемая моя женушка, если вы сейчас же не придете в чувство и не последуете с остальными дамами за ширму, то вас ждет персональное получасовое катание на означенной лошади.
И действительно его слова имеют магический эффект. Миссис Кларк, хоть и хватаясь за сердце, тут же поднимается по невысокой лесенке со всеми назваными женщинами на сцену.
Проходит всего несколько минут, ширма отодвигается и всем присутствующим открывается чрезвычайно занимательная картина. Собственно, выглядит все так, как и на детской карусели. Четыре наездницы оседлали четыре разномастные лошадки. Правда лошади чуть больше чем для детворы, и сделаны куда более искусно. Шерстка их блестит, глаза ясные и сверкающие, почти как живые, гривы как у настоящих лошадей.
И только крупы у этих лошадок живые по-настоящему. Наездница с лошадью образует единое целое. Дамочки сидят на узких седлах, юбки их задраны, а панталоны отсутствуют. Только чулки и ботинки. Фигура лошади сделана ровно наполовину. Задние ноги тоже есть. А в место крупа, пустое пространство на котором расположено узкое седло на штыре. Талия наездницы пристегнута к передней половине туловища лошади. Живот упирается в мягкую выемку. А зад немного оттопыривается. Выходит своеобразный кентавр наоборот. Прочные ремни очень крепко удерживают талию, ноги и руки.
Начинается главное действие. Напротив мужской половины аудитории, что разместилась на скамейках, становится сам владелец этого сумасшедшего аттракциона. Одет он в костюм жокея, а в правой руке сжимает тонкий и очень гибкий хлыст из китового уса, обтянутый мягкой кожей.
Сынишка владельца объявляет первый десятиминутный заезд. Песочные часы отмеряют время. Он включает рычаг, и лошадки начинают бег по кругу по часовой стрелке.
О, эти 10 минут, такие короткие в детстве, сейчас, для катающихся, кажутся целой вечностью!
Первый круг. И вороная лошадка получает один удар по своему массивному крупу, а точнее по обширному заду миссис Кларк. Пронзительный визг этой дамы раскатывается по всему павильону. Второй круг, и удар хлыстом получают вороная и гнедая лошадь. Затем три: вороная, гнедая и рыжая, и на четвертом круге все 4 лошадки подстегиваются хлыстом по своим нежным, живым крупам. Наездницы вопят и рыдают. Их крики заполняют все пространство внутри помещения. А мое сердце замирает при каждом взмахе хлыста. Закончатся эти 10 минут и, возможно, я выйду в следующей четверке. А какую лошадь оседлаю я, как и все дамы, не знаю до самого последнего момента.
Механизм этой адской машины очень точен. За минуту она делает 8 оборотов. А значит наездница на белой лошадке получает 20 ударов хлыстом, на рыжей 40 ударов, на гнедой 60 ударов. Наездница на вороной - 80, не проезжая впустую мимо жокея ни одного круга.
За все катания, что я видела, жокей не сбился ни разу. Движения его отточены и точны. Хлыст ложится аккуратно на оттопыренный зад, оставляя ровные взбухшие полосы, но не повреждая до крови даже самую нежную кожу. Хотя удары кажутся совершенно невыносимыми. Хлыст жалит как раскаленный прут, ягодицы дам дергаются и сжимаются, все тело напрягается в напрасной попытке вырваться, и если бы не крепкие путы, ни одна не усидела бы в седле. Хорошо, что аттракцион расположен в таком потаённом месте и вопли участниц никому не слышны.
На мужской трибуне слышатся одобрительные возгласы. Определенно зрители в восторге от такого зрелища. ?Какие игривые кобылки!?, ?А как хороши сегодня наездницы, какой румянец играет на щеках!?. Мистер Кларк одобрительно бормочет: ?Верховая езда, Эмма, тебя-то уж подлечит и от сердечных недомоганий и от скандалов, погляжу как ты эту недельку садиться на стулья будешь!?? и тут же выкрикивает жокею: ?Подхлестни-ка хорошенько вороную, поди уснула совсем, еле тащится!? Хлыст противно свистит, миссис Кларк вопит, и на её заду вспухает еще один рубец. Из-за того что удары наслаиваются друг на друга в местах перехлестов отчетливо проступают синие рубцы, все больше приближая зад по цвету к крупу вороной лошади.
На песочных часах истекают последние порции песка, мальчик останавливает механизм, ширма задвигается. Всхлипывающие, раскрасневшиеся дамы спускаются с помоста и идут в маленькую комнатку по соседству, чтобы привести себя в порядок и вернуться досматривать, разумеется стоя.
Оставшиеся замирают в ожидании.

Называют имена новой четверки. На этот раз на вороной поедет Элиза.
-Господи, нет! Только не вороная! Я этого не вынесу! С ужасом шепчет она. Но покорно поднимается на сцену. Бедняжка наверное чувствовала, что сегодня ей предстоит очень нелегкое испытание.
...

озвучено Acapela Alyona 22k rus

Невеселая_карусель.rar
Размер   20.14 Mb

содержимое архива
 Невеселая_карусель.mp3
 Невеселая_карусель.mp3
 Невеселая_карусель.mp3
 Невеселая_карусель.mp3
 Невеселая_карусель.mp3
 Невеселая карусель.txt 

http://gigapeta.com/dl/8078336aebe02b


Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #3 : 07 Октября 2018, 14:56:48 »

Из жизни одного поместья
автор Gudzak


Предупреждение: данный текст является тематической фантазией, разворачивающейся в псевдоисторическом мире. Все совпадения с историческими персонажами и событиями, а также нравами и обычаями первой половины XIX века являются случайными и никак не претендующими на историческую достоверность.

...
Ежегодный бал у предводителя уездного дворянства, одно из немногих увеселений в скучной провинциальной жизни N-ского уезда, привлекал множество гостей. Готовиться к балу местные помещики и в особенности их жены и дочери начинали чуть ли не за полгода. Каждая из уездных дам хотела выглядеть ослепительнее прочих и потому задавала немало работы портным, швеям, ювелирам и каретникам, не только уездным, но и столичным, а порой и заграничным.
В этом году бала ожидали с особым трепетом, так как на него должен был прибыть князь Петр Александрович Голицын, один из многочисленных отпрысков известного и славного рода, вернувшийся в родной уезд после многих лет военной службы с намерением войти в наследование поместьем своего недавно скончавшегося отца, остепениться и зажить простой жизнью сельского помещика.
Петр Александрович являл собой отнюдь не тот тип столичного военного, который предпочитает вино, карты и женскую компанию, а не казарму, муштру и маневры. Напротив, с самого начала своей карьеры после обучения в Петербурге, во Втором кадетском корпусе, он тянул лямку гарнизонной службы то в одном, то в другом городе. Войну 12-го года Петр Александрович встретил в чине капитана, сражался на севере, в корпусе Витгенштейна, так что принять участие в славном и трагичном Бородинском сражении ему не довелось, о чем Петр Александрович впоследствии немало сожалел, хотя, памятуя о том, сколь много его знакомцев и сослуживцев полегло в тот день на клочке подмосковной земли, осознавал, насколько мало было у него шансов пережить тот великий и кровавый день.
...
Семейная жизнь потихоньку налаживалась, хотя Петр Александрович все же чувствовал в своих взаимоотношениях с юной женой некоторую натянутость. Ему казалось, что с ним Сашенька ведет себя скорее не как жена по отношению к мужу, а как подчиненная по отношению к начальнику – с уважением, покорностью, но без той страсти, которую он хотел бы видеть с ее стороны. Петр Александрович, разумеется, понимал, что это закономерное следствие разделявшей их разницы в возрасте и в жизненном опыте, но все равно чувствовал себя как-то неуютно каждый раз, когда она обращалась к нему по имени-отчеству и на «вы». Сашенька же, напротив, не видела ровным счетом никаких проблем в их с князем семейной жизни. Напротив, она считала, что выдерживая некоторую уважительную дистанцию, она тем самым ведет себя как настоящая взрослая женщина - хозяйка дома и хранительница домашнего очага.
Чтобы позабавить супругу Петр Александрович возобновил занятия со своей «потешной армией» из дворовых девок. Правда, за полгода без тренировок девки перезабыли почти все, чему научилось и приходилось муштровать их заново. Первая же попытка построить их в колону и отправить маршировать вокруг дома обернулась изрядным конфузом: девки никак не могли выстроиться по росту, толкались, роняли деревянные ружья, на марше путали лево и право, предерзко хихикали. Разъяренный князь подкрутил усы и приказал девкам сложить ружья на землю, а потом всей толпой маршировать на конюшню, где здоровенный конюх Семен выдал каждой по два десятка очень и очень болезненных ударов солеными розгами. После экзекуции девки притихли и начали стараться куда усерднее.
Сашенька приходила на каждое занятие и наблюдала с интересом за «потешными солдатками» и с еще большим интересом за своим мужем. Когда дело доходило до выкрикивания команд, он как будто преображался – в нем просыпалась военная лихость, он словно молодел лет на десять, глаза метали молнии, усы храбро топорщились, а голос становился такой грозный и бодрый, что просто невозможно было ему не подчиниться. Когда он выкрикивал: «Напрааааво! Шагом марш!», у Сашеньки перехватывало дыхание, она чувствовала, как что-то внутри нее, что-то, предназначенное к тому, чтобы слепо подчиняться лидеру, отзывается на эти команды.
И однажды Сашенька поняла, что больше не может сдерживаться. Она подошла к шеренге, решительно отобрала ружье у одной из девок и встала в ряд. Петр Александрович посмотрел на нее с глубоким изумлением, потом хмыкнул и продолжил отдавать команды, как ни в чем не бывало. Правда, оказалось, что выполнять их Сашеньке не так-то просто. Она никогда не отличалась ни силой, ни ловкостью, а о приемах обращения с ружьем представление имела только в теории. Так что она то и дело сбивалась с шага, мало того, еще и толкала кого-то из своих «сослуживцев», сама же от этого конфузливо улыбалась и застенчиво смотрела на мужа. Князь хмурился, крутил усы, а в какой-то момент, забывшись, рявкнул на нее совсем уж неприличным образом, чему тут же и сам устыдился. Впрочем, Сашенька восприняла этот командирский рык безо всякой обиды, напротив, ей это даже чем-то понравилось. На мгновение она ощутила себя настоящим солдатом, переносящим все тяготы службы, включая и командирскую ругань.
После воинских упражнений князь как обычно приказал тем девкам, которые, как он считал, проявили недостаточно рвения, маршировать на конюшню за порцией розог. К его огромному удивлению Сашенька последовала следом за девками. Князь догнал ее, подхватил под локоть и тихо спросил на ушко:
-Что ты делаешь?
- Но как же, я ведь тоже плохо справилась с упражнениями.
- И что?
- Как что? Тех, кто плохо справляется, секут.
- Но тебя нельзя сечь!
- Почему?
Князь не нашелся, что ответить на этот простой вопрос и в ошеломленном молчании дошел до конюшни вместе с Сашенькой. Там они молча стояли и наблюдали, как девки одна за другой задирали сарафаны и укладывались на «кобылу» - высокую скамью со специальным изгибом посередине, а высокий, худой и жилистый конюх Степан стегал их по обнаженным крупам мокрыми розгами. Привычные к порке девки негромко повизгивали и виляли наказуемыми частями тела. Степан их даже и не привязывал провинившихся к скамье – зачем привязывать ради такой малости как 20 ударов? После порки девки резво вскакивали с «кобылы», одергивали сарафаны и выбегали из конюшни, потирая сквозь ткань пострадавшие телеса.
Когда последняя девка выскочила за дверь, князь сказал Степану: «Ступай!» и повернулся к Сашеньке, чувствуя, как от волнение у него пересохло горло. Сашенька мило ему улыбнулась и начала расстегивать платье.
- Это что же? Это зачем же? – с недоумением спросил князь.
Сашенька терпеливо вздохнула:
- Солдата, который плохо справляются со службою, секут розгами, так?
- Так.
- Ну вот.
Она спустила платье с плеч, аккуратно вытащила руки из рукавов и спустила платье вниз по бедрам, оставшись лишь в одной сорочке (панталоны по причине жаркой погоды она не надела). Затем легкой походкой подошла к «кобыле», и, бросив лукавый взгляд через плечо на Петра Александровича, задрала сорочку до самой шеи, а затем одним мягким кошачьим движением растеклась по «кобыле», и, немного поерзав, сказала с нескрываемым ехидством:
- Ну что же вы, Петр Александрович, заставляете себя ждать.
...

озвучено Acapela Alyona 22k rus

Из жизни одного поместья_gudzak.rar
Размер   101.58 Mb

содержимое архива
11 265 799 01 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
12 011 857 02 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
10 557 359 03 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
11 763 589 04 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
11 277 084 05 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
10 983 259 06 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
10 882 113 07 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
11 170 505 08 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
11 448 865 09 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
11 169 251 10 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
 5 097 976 11 Из жизни одного поместья_Gudzak.mp3
   111 264 Из жизни одного поместья_Gudzak.txt

http://gigapeta.com/dl/8078460ab2c320

Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #4 : 07 Октября 2018, 15:01:35 »


Записки из прошлого.
Key   2016 волный перевод


Вольный (очень вольный) перевод поста из темы по сабжу 


...
Мои родители привыкли иногда пороть меня между ног за самые серьёзные проступки,
такие как отказ слушаться их. Моя мать несколько раз намекнула, что если у них будут доказательства того что я занимаюсь сексом или мастурбирую, наказание будет очень серьёзным и затронет ту часть тела, которая его вызвало. Я никогда не получала какие либо наказания за нарушения, связанные с сексом, но, думаю, что угроза была вполне реальной, потому что порка вульвы не было чем то необычным в нашей семье.
Я привыкла к такому виду наказания, которое происходило около четырёх раз в год, в дополнение к обычной порке. Довольно странно, но для меня это не было чем-то необычным, не смотря на то, что это было ужасно и больно. Это был просто обычный образ жизни, в котором мы привыкли жить. Полагаю, родители не вкладывали никакого сексуального подтекста в эти наказания. Это на самом деле был лучший способ заставить меня вести себя хорошо тем способом, который они считали правильным.
Если я ругалась матом, кричала на родителей в очень неуважительной форме, курила или сопротивлялась моему "обычному" наказанию - я могла быть уверенна, что обычной поркой дело не ограничится. Мои родители были очень строги на этот счёт.
Обычно, мать или отец просто звали в гостиную (в гостиной, как правило, были оба). Когда кто-то из них командовал лишь поднять юбку и спустить трусики до колен, я чувствовала, в каком-то роде, облегчение: "Хорошо, просто порка на колене у мамы или папы." Но если они говорили снять всё ниже пояса я могла готовиться к худшему. Как правило, они тщательно и болезненно пороли по оголённым ягодицам рукой или деревянной расчёской (обычно и то и другое), после чего говорили мне встать и давали время перевести дыхание. Пока мать подготавливала инструмент, а отец приносил небольшой столик для порки и ставил его в середину комнаты, я пыталась сдержать рыданья и стоны - но, как правило, мне никогда это не удавалось, так как прекрасно знала, что меня ожидает.
Когда всё было готово, мать крепко брала за руку и плечо и опускала на принесённый широкий столик. Горько плача, я занималась рутиной: сесть на край стола (с уже выпоротыми и болящими ягодицами), лечь на спину, немного подкорректировать позицию и ждать дальнейших инструкций. Отец обходил вокруг стола и становился над моей головой.
"Подними ноги вверх! Раздвинь их и держи руки на своих коленях. " Обычно, я подчинялась с закрытыми глазами - я была сильно напугана и было очень стыдно. Отец крепко брал мои ноги и держал их широко разведёнными. После этого было несколько нравоучительных слов по поводу совершённого поступка и, наконец, я жмурила глаза в ожидании. Мать брала ремень и секла мою вульву в полную силу около 15-30 раз, пока я кричала изо всех своих сил.
Последний раз меня пороли по половым губам, когда мне было 15. Был вечер, я только недавно приняла душ и сидела в халате готовясь к довольно трудному экзамену (точнее, я пыталась его пересдать, после того как завалила пару недель назад), когда мои дорогие родители пришли дать мне несколько нравоучений, чтобы улучшить мою старательность. Я этого не оценила и начала кричать на них, после чего всё переросло в откровенную ругань. В пылу спора я забылась и несколько раз назвала родителей весьма "нежными словами", которые не так давно узнала в школе. Конечно, это было большой ошибкой и родители разозлились так, как не злились никогда раньше. В конце концов, отец сказал спуститься вниз по лестнице, снять с себя халат и ждать их внизу. Обычно я снимала всё ниже пояса, но сейчас на мне был только халат, потому я попыталась протестовать, однако вовремя поняла, что продолжать лучше не стоит и пошла вниз готовиться. Собственно всё моё приготовление заключалось в том, что я сняла халат, положила его на стул, после чего вжалась в стену, инстинктивно прикрываясь. В целом, по началу, не было ничего нового, кроме того, что теперь я ждала экзекуции голышом, тихо всхлипывая. Но одно отличие я заметила сразу. Обычно перед самой суровой частью идёт порка на колене, но в этот раз отец нес столик для порки сразу, что заставило непроизвольно хныкать сильнее. После этого спустилась мать с новым папиным ремнём и деревянной 40ти сантиметровой линейкой с моего стола. Это меня ужаснуло, мне доставалось линейкой только пару раз и это было больнее, чем расчёской. Ремень пугал не меньше, в отличие от обычного ремня, он был кожаный, а так же шире и длиннее, чем тот, которым меня пороли обычно. Хуже всего, что я понимала, для какой части тела он предназначен и от этого становилось ещё страшнее, о том, что меня никогда раньше им не пороли, я старалась не думать.
Не прошло и десяти минут, как столик для порки стоял в середине гостиной и все приготовления были окончены и я, вжавшись в стену ещё глубже, ждала дальнейших указаний. Мать молча подошла ко мне и повела к середине комнаты. Я думала, что сейчас она сядет на стул и начнётся порка на колене, но она повела меня сразу к столику. У меня вырвался непроизвольный всхлип. Мать, как обычно, потянула за руку и плечо и я, по привычке, продолжая всхлипывать, села на край стола и легла на спину, это было немного необычно, так как в основном эти движения сопровождались болью в иссечённых ягодицах, но сейчас всё было в порядке и это ещё больше настораживало. Но, если не считать того, что я лежала полностью без одежды, всё было довольно обыденно. Расположившись как надо, я стала ждать дальнейших инструкций. Отец скомандовал:
...

озвучено Acapela Alyona 22k rus

Записки из прошлого.rar
Размер   21.44 Mb

содержимое архива
9 479 860 1 Записки из прошлого.mp3
8 393 166 2 Записки из прошлого.mp3
6 587 164 3 Записки из прошлого.mp3
   23 510 key_Записки из прошлого.txt

http://gigapeta.com/dl/8078456ad09965


Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #5 : 07 Октября 2018, 15:33:01 »


Хозяин русской Бастилии
Из статьи Анисимова Евгения


История розги по-русски.
Из статьи Анисимова Евгения "Хозяин русской Бастилии".
О Степане Ивановиче Шешковском.

...
- Что за трон такой? – восторженно-удивленно спросила Елена Дмитриевна.
- А Вы не стесняйтесь, пройдите, сядьте.
Девушка вбежала по расположенной сбоку от кресла лестнице и села. Оно было довольно странным. Сколоченное из толстых, хорошо отполированных досок, имело ниши в мощных подлокотниках, куда удобно укладывались руки. Подобные ниши были предусмотрены и для ног.
- Не угнаться уж мне за Вами, - неспешно подходя к лестнице, сказал Шешковский.
- Сейчас, продемонстрирую все чудеса этой техники!
- Опустите локотки в ниши, - с этими словами, Степан Иванович сбоку нажал на подлокотники кресла. Поверх рук женщины, с внешней стороны выемок, поперек им, выдвинулись дощечки, образовавшие решетку. Одновременно, Степан Иванович нажал на педаль слева от кресла, и ноги также сделалось невозможным вынуть.
- И что дальше? – несколько удивленно спросила Елена Дмитриевна.
- Скоро все узнаете, - с любезной улыбкой ответил Шешковский, неспешно спустился с постамента, сел за стол и потянул на себя ручку, торчащую из пола рядом со стулом.
За креслом раздался какой-то звук. Оно дрогнуло и стало медленно опускаться вниз. Молодая женщина несколько заволновалась, но, вида не показала. Кресло замерло, когда из образованной ниши были видны только плечи и голова Савиной. Затем, она почувствовала, что часть спинки кресла, - от сиденья и до места, чуть выше талии, а также само сиденье, из под нее ушли. Девушка оказалась, висящей на собственных локтях и стоящей на ногах. Через секунду, балка, на которой она стояла, подалась вниз, ноги выпрямились, а из спинки кресла выехали и уперлись ей в подмышки подставки, взявшие на себя большую часть веса ее тела. Ни руками, ни ногами, пошевелить она не могла. Такое положение, а также, присутствие за ее спиной кого-то, теперь уже всерьез ее взволновало:
- Ваша мебель меня прямо-таки испугала! – воскликнула она, стараясь придать тону веселость. Но, - голос в конце сорвался.
Шешковский молча кивнул головой.

Тем временем, чьи-то руки, взялись за полу платья графини, захватили все нижние юбки и (о, боже!), задрали все вверх!
- Там кто-то есть! Зачем это? Что Вы хотите сделать!? – теперь уже в явной панике закричала она.
- Ну, милая, я же обещал Вам представить свои аргументы. Сейчас и займемся, - со снисходительной улыбкой ответил сыщик.
Действие, тем временем, продолжало развиваться самым непостижимым образом: чьи-то руки дернули за завязки панталоны и затем аккуратно спустили их! От низа спины и до самых щиколоток, Елена Дмитриевна предстала перед кем-то абсолютно голой!
Уже понимаю, что ее ждет, она, тяжело дыша, беспомощно открывала рот, абсолютно ошарашенная происходящим.
- Это!! Так не может быть! Нельзя! Я дворянка! Есть закон, меня нельзя! – начала выкрикивать девушка.
- Нельзя пороть? – прищурившись, тихо спросил Степан Иванович.

- А Вы пожалуйтесь. Доказательства у Вас будут самые яркие! – хохотнул он, при этом, потирая под столом вспотевшие руки.
И, без того красное от стыда, лицо графини приобрело ярко-багровый цвет. Помимо этого, никогда не сталкивающейся ни с чем подобным, ей было очень страшно.
Жуткие приготовления, тем временем, продолжались. Женщина увидела, как спереди, с уровня груди, стал опускаться поперечный брус, закрепленный по бокам, на манер сиденье у качелей. Те брусья крепились в плоскости спинки кресла, свободно вращаясь при этом. Брус уперся в Елену Дмитриевну на уровне лобка и стал давить на ее тело. Спинка кресла доходила ей до поясницы, - в результате движения бруса, зад ее оттопыривался.
- Мне ломают спину!!! – громко, в истерике, крикнула она.
- Не волнуйтесь, придадут удобную для экзекуции позу, - и все. – спокойным голосом ответил Шишковский.

Она всегда гордилась своей гибкостью. Поэтому, несмотря на то, что брус придал ее кобчику почти горизонтальное положение, больно ей не было. Но, страх перед предстоящим, стыд (она представила слегка распахнувшиеся в такой позе ягодицы), вся дикость ситуации действовали так сильно, что все ее тело затряслось мелкой лихорадочной дрожью, и по нему ручейками полился пот. Но, несмотря на это, графиня продолжала стараться играть в революционерку:
- Я ничего не скажу! Ни одной фамилии! Нет! Не надо! Зачем!? – под конец ее голос сорвался, из глаз полились слезы.
- Да не надо нам никаких фамилий. И говорить-то Вам по сути, - нечего. Надо нам, чтобы сборища у Вас прекратились. Вот и все. – тоном доброго дядюшки ответил Степан Иванович.
Девушка же чувствовала, что работа идет, - под ее ноги подлаживали подставку, так, чтобы ноги плотно стояли, но, не могли двигаться.
- Хорошо, - я согласна! Раз это так важно, - больше ни о чем не будут у меня говорить, все! – сдаваясь, но, в то же время, уже особо не надеясь на счастливое завершение ее приключения, дрожащим голосом проговорила она.
В это время, за ее спиной, раздался стук, - три удара.
- Ну вот, все готово. Милая Елена Дмитриевна! Конечно, - не будут говорить. Но, для окончательной уверенности в этом, давайте все-таки, Вы воспримете мои тридцать аргументов. Сейчас, сначала, Иван, - сыщик кивнул в сторону «за креслом», - чуть разогреет Вашу часть тела, - он чуть улыбнулся – это, может, и не очень приятно, но, зато следы быстро пройдут.
...

История розги по-русски.rar
Размер   19.77 Mb

содержимое архива
1 История розги по-русски_.mp3
2 История розги по-русски_.mp3
3 История розги по-русски_.mp3
История розги по-русски_.fb2

http://gigapeta.com/dl/8078315a542012

Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #6 : 16 Октября 2018, 14:27:41 »

КЛАРИССА
перевод с английского Вовчика

...
«Ладно! Пеняйте на себя!!... Первая вещь, которую Вы сделаете, молодой мисс, это пойдете наверх и примете ванну. Затем вы выйдете оттуда голой и промаршируете в свою комнату. Когда я поднимусь наверх, то ожидаю, что Вы будете лежать лицом вниз на вашей кровати с подушкой под собой, чтобы поднять ваш противный зад. Вы хотели удовлетворить ваше любопытство? Хорошо, теперь я действительно отобью у вас и охоту, и любопытство. Идите!!»
Мисс Девон наблюдала не без удовлетворения, как Кларисса буквально спотыкалась на ступеньках. Мисс Девон на самом деле не была так уж сердита, но обламывать её праздник в этот вечер действительно было очень обидно. Мисс Девон и вправду не ожидала увидеть такой разгром на кухне, но быстро оценила: это был отлично сыгранный спектакль. Ей было уже не жалко потерянного вечера. Нет, Кларисса вероятно, имеет право на многие вещи, которые ей хочется попробовать, но она должна также узнать, что некоторые опыты имеют очень высокую цену.
После того, как Кларисса вытерла себя по выходе из ванны, она быстро одела ночную рубашку и удрала в свою комнату. Быстро взяв одну из подушек и положив её под зад так, чтобы ягодицы торчали в наиболее открытой позиции, стала ждать. Она не до конца понимала, почему бы мисс не положить её на колени. Очевидно, готовилось нечто другое, иначе инструкции не включали бы подушку. Она вспоминала орудия наказания: щётка, ремень, розга... Никакое из них не приводило девочку в восторг. Кларисса уже сожалела о своём признании. Теперь вместо приятного шлепания от любезной женщины, она готовилась получить жёсткую порку от злой ведьмы, чьи планы на вечер были разрушены. Кларисса находила утешение только в том, что мисс Девон запланировала держать всё между ними самими...
Шаги Девон зазвучали на лестнице. Сердце Клариссы запрыгало и она неожиданно разрыдалась. Она уже не хотела быть отлупленной. Почему, ох, почему она сделала это? Она могла бы сидеть сейчас у деда, ездить верхом или слушать рассказы бабушки...

содержимое КЛАРИССА.rar

   17 953 КЛАРИССА.txt
9 815 899 1 КЛАРИССА.mp3
8 955 321 2 КЛАРИССА.mp3

КЛАРИССА.rar 16Mb
http://gigapeta.com/dl/8093419a60cca1

Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #7 : 16 Октября 2018, 14:29:09 »


КУУТ

Предлагаемый Вам старинный роман имеет, как ему и полагается, длинное название –
«Откровения мисс Куут, тайной сладострастницы и утонченной развратницы».
Он опубликован в одной из книжек серии «Бульвар крутой эротики», изданной в свое время как приложение
к газетам «Мистер Х» и «Мисс Х».
В предисловии сказано, что этот роман «обнаружен в английском журнале прошлого века «Перл».

Письмо первое

Дорогая Нелли!
Выполняю данное тебе обещание рассказать об одной своей слабости... Можешь считать эти письма исповедью, на которую – поверь! – не так-то легко было решиться. Однако мой сбивчивый рассказ даст и мне и тебе возможность вновь пережить самые яркие и приятные эпизоды прошлого. Уверена, что они произведут на тебя должное впечатление...
Речь пойдет о моем дедушке, сэре Айре Кууте, генерале британских войск в Индии. Как ты помнишь, он был вынужден раньше времени покинуть службу. Говорили, что причиной преждевременной отставки и высочайшей немилости стала какая-то темная история с воспитанниками «Мантелли Бью компани» в Индии. Как бы то ни было, но старику Айре Кууту пришлось вернуться на родину и в скором времени заменить мне моих дорогих родителей – ты знаешь, мне было двенадцать лет, когда они оба скоропостижно скончались. Ты знаешь также, что после смерти дедушки я стала единственной наследницей и обладательницей ренты в три тысячи фунтов стерлингов в год.

Вернувшись из Индии, дед поселился на уединенной вилле в двадцати милях от Лондона. Там я и провела первые месяцы сиротства. Прислуга в доме состояла из четырех человек: сторожа, экономки мисс Манселл и двух горничных: Джейн и Джемини. Сам генерал в это время совершал путешествие по Голландии – в поисках, как я узнала позже, оригинального издания Корнелио Адриано о бичевании грешников.
Итак, почтенный сэр Айр Куут вернулся в разгаре лета, и я сразу же почувствовала как изменились порядки в доме – разумеется, в худшую сторону. Первым делом старый деспот запретил мне рвать цветы и фрукты в саду, затем взялся каждое утро проводить со мною занятия. Эти уроки не представляли для меня сложности на первых порах. Но вскоре я, действительно, стала давать немало поводов для недовольства собой. Только потом, годы спустя, мне удалось разгадать смысл этой дьявольски хитрой игры в волка и ягненка, где мне, в конечном счете, всегда выпадала роль жертвы. Зато приезд деда знаменовал завершение моего изрядно затянувшегося траура по усопшим родителям – сэр Айр Куут заявил, что я должна теперь одеваться, как леди из высшего общества. Вскоре мой гардероб полностью обновился: элегантные и модные платья, изящные туфельки – все, что полагается. Особое внимание уделялось кружевному белью с вышивками. Помню тогда меня очень удивило количество купленных подвязок оригинальной формы. Представь, у дедушки была привычка поправлять их на мне собственноручно, не обращая внимания на мое смущение. Но покрасоваться в новых туалетах не удавалось. Гости, а это были, как правило, несколько боевых товарищей генерала, появлялись у нас крайне редки...
Я очень старалась заниматься так, чтобы дедушка был мной доволен. Но с каждым уроком он усложнял задания и, через какое-то время, я уже не могла их усвоить. То, что рано или поздно должно было свершиться – свершилось.
– Что это значит. Роза? Почему ты плохо учишься? Ты вынуждаешь меня прибегнуть к наказанию.
Голос его звучал строго, но в глазах сверкала радость, которую он тщетно пытался скрыть. Да, Нелли, он радовался! Настал момент, которого сэр Айр Куут ждал с таким нетерпением. Только теперь я понимаю, каким изощренным мучителем был старый генерал, давая мне еще один шанс «доказать свою любовь и усердие». Выучи я наизусть все книги – и это бы меня не спасло. Прошла еще неделя. Я наивно пыталась заслужить одобрение дедушки и, зная его пристрастие к красивым вещам, появлялась к ужину нарядная, в вечернем платье с букетиком живых цветов на груди. Он смотрел на меня с улыбкой, а я тешила себя надеждой, что все еще будет хорошо.
Однако, вскоре мой воспитатель «обнаружил» в моем задании новые ошибки и заявил со всей серьезностью, что делает последнее предупреждение. Я задрожала, интуитивно понимая, что мне на этот раз не удастся оправдаться. Угроза наказания превратила мою жизнь в пытку и через два дня я потерпела полный провал.
– Ну, вот. Роза, и результат! – удовлетворенно сказал старый джентльмен. – Все бесполезно! Тебя следует наказать.
Он позвонил в колокольчик, и появилась мисс Манселл.
Как во сне я выслушала его распоряжение приготовить комнату для наказания, чтобы, – как он выразился, – «не дать мисс Розе окончательно сбиться с правильного пути».
Мне же было ведено идти к себе и «обдумать свою вину».
...

озвучено Acapela Alyona 22k rus

содержимое КУУТ.rar

106 532  КУУТ.txt
10 949 404 01 КУУТ.mp3
10 443 256 02 КУУТ.mp3
10 826 942 03 КУУТ.mp3
10 808 134 04 КУУТ.mp3
11 332 673 05 КУУТ.mp3
10 935 194 06 КУУТ.mp3
10 509 293 07 КУУТ.mp3
10 836 137 08 КУУТ.mp3
10 303 657 09 КУУТ.mp3
10 582 854 10 КУУТ.mp3
 8 130 688 11 КУУТ.mp3


КУУТ.rar  98Mb
http://gigapeta.com/dl/8093030a13f275
Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #8 : 23 Октября 2018, 19:22:28 »


Одна десятая лошадиной силы. Часть 6 Сцены порки

1_10_ls_part6_scene_punishment.rar
Размер   32.4 Mb

http://gigapeta.com/dl/8106341a18fb0c

Одна десятая лошадиной силы. Часть 6

автор Porcupine
Сцены порки

...
Итак, судьба-злодейка сделала свой выбор,  оторвал ее от горьких мыслей скрипучий голос Виктора Васильевича,  и вот они четыре избранника, которым предстоит нелегкое дело. Поаплодируем нашим счастливчикам, друзья! Надевайте маски и пожалуйста, в кадр по одному. Один момент. В качестве инструмента, вам дадут прут, если не возражаете... Кнут в неумелых руках, знаете, дело такое... опасное. Не хотелось бы чтоб у вас случилась производственная травма!

Старик рассмеялся своей шутке и, откланявшись, откинулся в кресле и стал наполнять свой стакан.

Ирма приблизилась к ничего не слышащей Ирине и схватив за волосы развернула ее лицом вверх.

Прими положение!   зашипела она ей в лицо.

Подошедший Гоша вынул у нее изо рта кнут и вставил длинный прут. Ирина вся тряслась, еле удерживая тело полусогнутыми обессиленными ногами. Наконец Гоша догадался слегка подтянуть веревку, за которую была подвешена спортсменка и она смогла расслабить ноги и широко развести колени.

К дрожащей Девятке вразвалочку подошел первый из выигравших жребий мужчин. Коренастый широкоплечий парень-азиат, не захотевший надеть маску, стянул с себя майку и поиграв мышцами на камеру, поднял в приветствии руку. Присев перед ней на корточки, он погладил ее по щеке и взяв подбородок, равнодушно посмотрел в глаза. Спортсменка судорожно сглотнула, и часто заморгав, затравленно взглянула на азиата. Побуравив ее взглядом, тот отпустил ее лицо и осторожно погладив потемневшие и набухшие следы от кнута он многозначительно покивал и поднявшись, схватился за рукоятку длинного прута зубах женщины.

Отойдя на пару шагов, он занял позицию справа от Ирины. Приподняв прут, он приложил его ко второй груди, между соском и следом, оставленным австрийцем. Сделав полшага вперед, он стал долго примеряться, то поднимая, то опуская нервно дрожащий кончик и прикидывая, куда лучше ударить.

Ирина молящими глазами смотрела на хмурящегося мужчину, вздрагивая и жмурясь с каждым ложным взмахом его прута. Заметив ее взгляд, он ухмыльнулся и, подмигнув, продолжил совершать ложные взмахи, изводя, очевидно не только ее, но и всех вокруг. Наконец, он резко взмахнул, рассекая со свистом воздух. Движение получилось настолько быстрым и неуловимым, что все продолжали думать, что нудный азиат продолжает танцы с бубном перед пустяковым делом. Однако, отчетливый щелчок и звон колокольчика на почти не шелохнувшейся груди, говорили о том, что удар все же был нанесен.

 ДЕВЯТЬ!!!  заверещала женщина, ощущая сильное нарастающее жжение уже не где-то конкретно, а во всей правой части туловища,  ААА! Еще пожалуйста!! Аааа!!!
...
Записан
Willy37
Постоялец
***

Карма: 7
Offline Offline

Сообщений: 159
Пригласил: 0



Re: BDSM произведения с историческим антуражем в основном на тему spanking
« Ответ #9 : 23 Октября 2018, 19:26:46 »

Одна десятая лошадиной силы. Часть 6

автор Porcupine
Сцены порки

озвучено Acapela Alyona 22k rus

содержимое архива

1 Часть 6_сцены_порки.txt  9kb
2 Часть 6_сцены_порки.txt
3 Часть 6_сцены_порки.txt
4 Часть 6_сцены_порки.txt

Часть 6_сцены_порки.mp3  9Mb
Часть 6_сцены_порки.mp3
Часть 6_сцены_порки.mp3
Часть 6_сцены_порки.mp3

Записан
Страниц: [1]
 
 
Перейти в:  

DMCA
Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Страница сгенерирована за 0.236 секунд. Запросов: 24.